KM (kot_maslow) wrote,
KM
kot_maslow

Category:

Сверхамбиции. Мораль

Во всех лично мне знакомых случаях колоссальные амбиции сочетались с ненавистью, завистью и стремлением загрызть конкурентов. Всегда успех и экспансия достигались за счет захвата, а не созидания. 

Здоровые амбиции это создавать, строить, открывать, для всех, отдавать.
Добавляем презрение к людям, злобу и зависть и получаем крысиные сверхамбиции. 
Сверхамбиции - отобрать, стрелять, ломать, разрушать, для меня/для избранных.

Про сверхамбициозные персонажи в жж.  Больше половины напоминает молодого Чубайса а четверть - Троцкого (хотя принципиальной разницы между ними нет, тем более, что оба явно ненавидели свою страну). Почти во всех случаях звучат откровенные или завуалированные реплики  "этот народ тупой, я сам решу, чего им надо", самый мягкий вариант: "срок неограниченных полномочий власти должен быть ограничен несколькими годами" :)

Без равновесия исполнительной и честно выбранной из нормальных людей законодательной власти любые продекларированные  благие намерения  даже самые распрекрасные, на первый взгляд, обернутся воровством и разрушением, причем очень быстро. История придушенного в 1993 году парламента, нагло и хвастливо рассказанная Чубайсом (см. пункт 4) очень показательна. Наглость, впрочем, не удивляет при таком очевидном презрении к окружающим. Как говорил крысиный Принц-Администратор у Шварца: "...а кто хорош? Весь мир таков, что стесняться нечего".   

Сверхамбиции легко определить по вектору: деньги и/или власть. А власть и деньги для такого типа людей, как наркотик и подсаживаются они на них мгновенно. Как только возникает  реальная перспектива  получения денег и власти или (потом) угроза их потери или нехватки любые убеждения легко меняются на противоположные.
 
Читаем классику. . Кодекс амбициозных мальчиков, образец соблазна и неизбежный выбор замечательно прописан у Бальзака в разговоре криминального короля Вотрена и студента Растиньяка: Всё, как по нотам. Амбиции - раз. Презрение к людям два, Плюс злость и зависть - три. Курс на деньги и власть - четыре

"А знаете ли вы, что нужно вам при вашем теперешнем размахе? Миллион - и как можно скорее <...> 

Этот миллион я вам дам. - Вотрен сделал паузу, глядя на Эжена. - Ага! Вы смотрите уже приветливее на милого дядюшку Вотрена. Услыхав слово "миллион", вы стали похожи на молодую девушку, которой сказали: "сегодня вечером", и она прихорашивается, облизываясь, как кот на молоко. Очень хорошо. Значит, пошли? Рука об руку!

Иметь честолюбие, дружочек мой, дано не каждому. Спросите женщин, каких мужчин они предпочитают, - честолюбцев. У честолюбцев хребет крепче, кровь богаче железом, сердце горячее, чем у других мужчин. <...>

Вопрос такой: у нас аппетит волчий, зубки острые, что же делать, как нам добыть провизии в котел? <...>

Вы, юноша, на перекрестке жизни, выбирайте! Вы уже выбрали: вы побывали у вашей кузины де Босеан - на вас пахнуло роскошью; вы побывали у дочки папаши Горио, графини де Ресто, - на вас пахнуло парижанкой. В тот день, когда вы от нее пришли домой, у вас на лбу было написано одно словцо, и я легко прочел его: пробиться! Пробиться во что бы то ни стало! Браво, сказал я, такой молодчик как раз по мне. Вам нужны были деньги. Откуда их достать? <...>

Может быть, вы собираетесь работать? Но работа, как вы понимаете ее сейчас, дает к старости комнату у маменьки Воке людям такого сорта, как Пуаре. Пятьдесят тысяч молодых людей, находящихся в вашем положении, стремятся разрешить задачу быстрого обогащения, и среди них вы только единица. Посудите, что вам предстоит: сколько усилий, какой жестокий бой! Пятидесяти тысяч доходных мест не существует, и вам придется пожирать друг друга, как паукам, посаженным в банку. Известно ли вам, как здесь прокладывают себе дорогу? Блеском гения или искусством подкупать. В эту людскую массу надо врезаться пушечным ядром или проникнуть как чума. Честностью нельзя достигнуть ничего. Перед силой гения склоняются и его же ненавидят, стараются очернить его за то, что гений берет все без раздела, но, пока он стоит твердо, его  превозносят, - короче говоря, боготворят, встав на колени, когда не могут втоптать в грязь.

Продажность - всюду, талант - редкость. Поэтому продажность стала оружием посредственности, заполонившей все, и острие ее оружия вы ощутите везде. Вы увидите, что жены тратят больше десяти тысяч франков на наряды, в то время когда мужья их получают шесть тысяч на все про все. Вы увидите, как чиновники с окладом в тысячу двести франков покупают земли. Вы увидите, как женщины продают себя за прогулки в карете сына пэра Франции, потому что в ней можно разъезжать по среднему шоссе в Лоншане. <...>

Вот почему честный человек всем враг. Но что такое, по-вашему, честный человек? В Париже честный человек - тот, кто действует молчком и не делится ни с кем. Я оставляю в стороне жалких илотов, которые повсюду тянут лямку, никогда не получая награды за свои труды; я называю их братством божьих дурачков. Там - добродетель во всем расцвете своей глупости, но там же и нужда. Я отсюда вижу, какая рожа будет у этих праведных людей, если бог сыграет с ними злую шутку и вдруг отменит Страшный суд. Итак, раз вы хотите быстро составить состояние, необходимо или уже быть богатым, или казаться им. Чтобы разбогатеть, надо вести игру большими кушами, а будешь скаредничать в игре - пиши пропало! Когда в сфере ста доступных вам профессий человек десять быстро достигли успеха, публика сейчас же обзывает их ворами. Сделайте отсюда вывод. Вот жизнь как она есть. Все это не лучше кухни - вони столько же, а если хочешь что-нибудь состряпать, пачкай руки, только потом умей хорошенько смыть грязь; вот вся мораль нашей эпохи. Если я так смотрю на человеческое общество, то мне дано на это право, я знаю общество. Вы думаете, что я его браню? Нисколько. Оно всегда было таким. И моралистам никогда его не изменить. Человек далек от совершенства. Он лицемерен иной раз больше, иной раз меньше, а дураки болтают, что один нравственен, а другой нет. Я не осуждаю богачей, выхваляя простой народ: человек везде один и тот же, что наверху, что в середине, что внизу. На каждый миллион в людском стаде сыщется десяток молодцов, которые ставят себя выше всего, даже законов; таков и я. Если вы человек высшего порядка, смело идите прямо к цели. Но вам придется выдержать борьбу с посредственностью, завистью и клеветой, идти против всего общества. Наполеон столкнулся с военным министром по имени Обри, который чуть не сослал его в колонии. Проверьте самого себя! Ежедневно, встав утром, наблюдайте, стала ли ваша воля крепе, чем накануне. <...>

Париж, изволите ли видеть, вроде девственного леса Северной Америки, где бродят двадцать племен различных дикарей, гуронов, иллинойцев, промышляя охотой в общественных угодьях. Вы, например, охотитесь за миллионами; чтобы добыть их, вы пользуетесь капканами, ловушками, манками. Охота имеет свои отрасли. Один охотится за приданым, другой за ликвидацией чужого предприятия; первый улавливает души, второй торгует своими доверителями, связав их по рукам и по ногам. Кто возвращается с набитым ягдташем, тому привет, почет, тот принят  лучшем обществе. Надо отдать справедливость этой гостеприимной местности: вы имеете дело с городом, самым терпимым во всем мире. В то время как гордые аристократы других столиц Европы не допускают в свою среду миллионера-подлеца, Париж раскрывает ему свои объятия, бегает на его пиры, ест его обеды и чокается с его подлостью. <...>
 
Могу подать, мой ангел, еще один совет: бросьте считаться с вашими убеждениями и вашими словами. Продавайте их, если на это будет спрос. Когда человек хвастается, что никогда не изменит своих убеждений, он обязуется идти все время по прямой линии, - это болван, уверенный в своей непогрешимости. Принципов нет, а есть события; законов нет - есть обстоятельства; человек высокого полета сам применяется к событиям и обстоятельствам, чтобы руководить ими. Будь принципы и законы непреложны, народы не сменяли бы их, как мы - рубашку. Отдельная личность не обязана быть мудрее целой нации. Человек с ничтожными заслугами перед Францией почитается теперь, как некий фетиш, только потому, что за все хватался с большим жаром. <...>

Так презирайте же людей и находите в сетях Свода законов те ячейки, где можно проскользнуть. Тайна крупных состояний, возникших неизвестно как, сокрыта в преступлении, но оно забыто, потому что чисто сделано.

"Что за железная логика у этого человека! - подумал Растиньяк, глядя, как спокойно удаляется Вотрен, держа подмышкой палку. - Он грубо, напрямик сказал мне то же самое, что говорила в приличной форме госпожа де Босеан. Стальными когтями он раздирал мне сердце. <...>

"Быть верным добродетели - это возвышенное мученичество! Да! Все верят в добродетель, а кто же добродетелен? Народы сделали своим кумиром свободу, а где же на земле свободный народ? Твоя юность еще чиста, как безоблачное небо, но ты хочешь стать большим человеком или богачом, а разве не значит это идти сознательно на то, чтобы лгать, сгибаться, ползать, снова выпрямляться, льстить и притворяться? Разве это не значит добровольно стать лакеем у тех, кто сам сгибался, ползал, лгал? Прежде чем сделаться их сообщником, надо подслуживаться к ним. О нет! Хочу трудиться благородно, свято, хочу работать день и ночь, чтоб только трудом достичь богатства. Это самый долгий путь к богатству, но каждый вечер голова моя будет спокойно опускаться на подушку, не отягченная ни единым дурным помыслом. Что может быть прекраснее - смотреть на свою жизнь и видеть ее чистой, как лилия? Я и моя жизнь - жених и невеста. Да, но Вотрен мне показал, что происходит после десяти лет супружества. Чорт возьми! Голова идет кругом. Не хочу думать ни о чем: сердце - вот верный вожатый!"

Напомню, что благие намерения у Эжена Растиньяка долго не продержались. Вот чем заканчивается "Отец Горио":

"Оставшись в одиночестве, студент прошел несколько шагов к высокой части кладбища, откуда увидел Париж, извилисто раскинутый вдоль Сены и кое-где уже светившийся огнями. Глаза его впились в пространство между Вандомскою колонной и куполом на Доме инвалидов - туда, где жил парижский высший свет, предмет его стремлений. Эжен окинул этот гудевший улей алчным взглядом, как будто предвкушая его мед, и высокомерно произнес:

- А теперь - кто победит: я или ты!"
 
И, бросив обществу свой вызов, он, для начала, отправился обедать к
Дельфине Нусинген".

Честолюбие, крепкий хребет и горячая кровь - сами по себе большой дар. Но если человек этот не ценит, от себя к подаркам с неба добавляет злобу и зависть,  важничает и обиженно рычит: "ну всё, гады! раз  недодали мне к этому денег, власти и почестей, то сам всё возьму и любой ценой!!" то просто разрушает окружающий мир и себя. Дары надо ценить - раз, и даются они не просто так - два, это уже обязывает. Дар означает, что человек может что-то для мира хорошее создать, а не просто отожрать сколько может в три пуза.  Мне вот обидно, что от амбиций может быть столько вреда, когда могло бы быть много пользы. Собственно у сверхамбициозных людей есть мозги, они могут и сами это понять и со своей злобой и завистью справиться сами. Хорошо еще, когда в обществе по телевизору показывают не воров и бандитов, а героев и созидателей. Чтобы были правильные ориентиры для амбиций. Вот, интересно, кого в русской  истории можно назвать правильным ориентиром для правильных амбиций? Вот, Ломоносов, например, Гагарин. Кто еще?
 
Tags: крысы
Subscribe

  • Что могли сделать царские офицеры

    В продолжение темы про "нарядного барчука" ( здесь) предлагаю, если вдруг найдутся желающие, ответить на вопрос, что дворяне "опора…

  • Чубайс и Илюхин про 1993 и 1996 год

    Чубайс: Ни на секунду не сомневаюсь: в случае победы Руцкого, Макашова и компании нас с огромным удовольствием поставили бы к стенке. link…

  • Вопрос из ЕГЭ

    "Не откажи в помощи Твоему народу, выведи его из могилы бесправия, нищеты и невежества, дай ему возможность самому вершить свою судьбу, сбрось с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Что могли сделать царские офицеры

    В продолжение темы про "нарядного барчука" ( здесь) предлагаю, если вдруг найдутся желающие, ответить на вопрос, что дворяне "опора…

  • Чубайс и Илюхин про 1993 и 1996 год

    Чубайс: Ни на секунду не сомневаюсь: в случае победы Руцкого, Макашова и компании нас с огромным удовольствием поставили бы к стенке. link…

  • Вопрос из ЕГЭ

    "Не откажи в помощи Твоему народу, выведи его из могилы бесправия, нищеты и невежества, дай ему возможность самому вершить свою судьбу, сбрось с…