KM (kot_maslow) wrote,
KM
kot_maslow

Category:

Предпосылки

"В ходе истории всегда происходит нечто большее либо меньшее, чем то, что было заложено в предпосылках. Это «больше» или «меньше» зависит от людей — хотят они того или нет.

Но сами предпосылки от наших усилий практически не меняются, а если и меняются, то столь медленно и на столь долгий срок, что людям не удается непосредственно управлять или распоряжаться ими".


Райнхарт Козеллек. "Можем ли мы распоряжаться историей?"

===========

Эх, вот ещё понимать бы эти предпосылки...

===========

Ещё. Перечитываю сейчас Козеллека, а в голове крутится сцена из "Золотого телёнка".

"Воронья слободка" загорелась в двенадцать часов вечера, в
то самое время, когда Остап  Бендер  танцевал  танго  в  пустой
конторе,  а молочные братья Балаганов и Паниковский выходили из
города, сгибаясь под тяжестью золотых гирь.
     В длинной цепи приключений, которые предшествовали  пожару
в квартире номер три, начальным звеном была ничья бабушка. Она,
как  известно,  жгла  на  своей  антресоли  керосин, так как не
доверяла электричеству. После  порки  Васисуалия  Андреевича  в
квартире давно уже не происходило никаких интересных событий, и
беспокойный   ум  камергера  Митрича  томился  от  вынужденного
безделья. Поразмыслив хорошенько  о  бабушкиных  привычках,  он
встревожился.
     -- Сожжет, старая, всю квартиру! - бормотал он. -- Ей что?
А у меня одна рояль, может быть, две тысячи стоит.
     Придя  к такому заключению, Митрич застраховал от огня все
свое  движимое  имущество.  Теперь  он  мог  быть   спокоен   и
равнодушно  глядел,  как  бабушка  тащила к себе наверх большую
мутную бутыль с керосином, держа  ее  на  руках,  как  ребенка.
Первым   об   осторожном   поступке   Митрича  узнал  гражданин
Гигиенишвили и сейчас же истолковал его по-своему. Он подступил
к Митричу в коридоре и, схватив его за грудь, угрожающе сказал:
     -- Поджечь всю квартиру хочешь? Страховку получить хочешь?
Ты думаешь, Гигиенишвили дурак? Гигиенишвили все понимает.
     И страстный квартирант в тот же день сам застраховался  на
большую  сумму.  При  этом  известии  ужас охватил всю "Воронью
слободку".  Люция  Францевна  Пферд  прибежала   на   кухню   с
вытаращенными глазами.
     -- Они нас сожгут, эти негодяи. Вы как хотите, граждане, а
я сейчас  же  иду  страховаться.  Гореть  все равно будем, хоть
страховку получу. Я из-за них по миру идти не желаю.
     На другой день застраховалась вся квартира, за исключением
Лоханкина и ничьей бабушки. Лоханкин читал "Родину" и ничего не
замечал, а бабушка не верила  в  страховку,  как  не  верила  в
электричество.  Никита  Пряхин  принес  домой страховой полис с
сиреневой каемкой и долго рассматривал на свет водяные знаки.
     -- Это выходит, значит,  государство  навстречу  идет?  --
сказал  он  мрачно.  --  Оказывает жильцам помощь? Ну, спасибо!
Теперь, значит, как пожелаем, так и сделаем.
     И, спрятав  полис  под  рубаху,  Пряхин  удалился  в  свою
комнату.  Его  слова  вселили  такой  страх,  что  в эту ночь в
"Вороньей слободке" никто не спал. Дуня связывала вещи в  узлы,
а  остальные коечники разбрелись кочевать по знакомим. Днем все
следили друг за другом и по частям выносили имущество из дома.
     Все было ясно. Дом был обречен. Он не мог  не  сгореть.  И
действительно,  в двенадцать часов ночи он запылал, подожженный
сразу с шести концов.
     Последним из дома, который уже наполнился самоварным дымом
с прожилками  огня,  выскочил   Лоханкин,   прикрываясь   белым
одеялом.  Он изо всех сил кричал: "Пожар! Пожар! ", хотя никого
не смог удивить этой новостью. Все жильцы  "Вороньей  слободки"
были  в  сборе. Пьяный Пряхин сидел на своем сундуке с коваными
углами. Он бессмысленно глядел на мерцающие окна, приговаривая:
"Как пожелаем, так и  сделаем".  Гигиенишвили  брезгливо  нюхал
свои руки, которые отдавали керосином, и каждый раз после этого
вытирал  их  о штаны. Огненная пружина вырвалась из форточки и,
роняя искры, развернулась под деревянным карнизом. Лопнуло и со
звоном вывалилось первое стекло. Ничья бабушка страшно завыла.
     -- Сорок лет стоял  дом,  --  степенно  разъяснял  Митрич,
расхаживая в толпе, -- при всех властях стоял, хороший был дом.
А при советской сгорел. Такой печальный факт, граждане.
 

 


Tags: нравится
Subscribe

  • Что могли сделать царские офицеры

    В продолжение темы про "нарядного барчука" ( здесь) предлагаю, если вдруг найдутся желающие, ответить на вопрос, что дворяне "опора…

  • Чубайс и Илюхин про 1993 и 1996 год

    Чубайс: Ни на секунду не сомневаюсь: в случае победы Руцкого, Макашова и компании нас с огромным удовольствием поставили бы к стенке. link…

  • Вопрос из ЕГЭ

    "Не откажи в помощи Твоему народу, выведи его из могилы бесправия, нищеты и невежества, дай ему возможность самому вершить свою судьбу, сбрось с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments