KM (kot_maslow) wrote,
KM
kot_maslow

Category:

Потенциал избыточности

Простая и верная мысль, как раз об этом сейчас думаю: "неотъемлемое свойство истории в том и состоит, что человеческое предвидение, человеческие планы и их осуществление с течением времени всегда расходятся". Райнхарт Козеллек.

Еще несколько цитат:


"В последнее время мы слишком часто повторяем вырванную из контекста мысль Трейчке о том, что история будто бы вершится людьми. Наполеон своими деяниями лишь укрепил нас в этом убеждении. И все же само выражение «вершить (machen) историю» создано нашим временем: до Наполеона, а тем более до Французской революции оно было немыслимо. Если рассказывание разных историй, их изучение и запись на протяжении более чем двух тысячелетий составляли неотъемлемую часть западной средиземноморской культуры, то мысль о способности человека творить историю возникла лишь около 1780 года. Эта формула отражает опыт современного человека, точнее, ожидание, что со временем он все более уверенно сможет планировать будущее и разворачивать историю согласно своему плану".

"К концу XVIII века — не раньше — так называемое Новое время стало осознавать себя именно как новое. Прогресс, который тогда практически отождествлялся с историей, был понят как историческое время, постоянно опережающее само себя. Объединившись, оба эти понятия по-новому очертили горизонт ожидания будущего.
Упрощая, можно сказать, что вплоть до середины XVII века мыслимое будущее простиралось лишь до Страшного суда, который — уже за рамками истории — должен был устранить несправедливость сего мира. Поэтому судьба могла представляться одновременно несправедливой и милостивой.

"Именно потому, что до конца света ничего принципиально нового случиться не могло, были допустимы умозаключения о будущем на основании прошлого. Заключение от прежнего опыта к ожидаемому будущему опиралось на представление о неизменной структуре мира.
И лишь в XVIII столетии, когда достижения науки и техники открыли, казалось, неограниченное поле новых возможностей, картина изменилась. «Разум, — говорил Кант в 1784 году, — не знает границ своим замыслам».

"Тем самым смутное «предчувствие судьбы» становится, по словам Канта, «не более чем фантазией». Судьба уступает место автономии властительного практического разума".

"Вульгаризованная версия кантовского критицизма на первых порах оказывала на умы большее воздействие, чем собственно его критическая философия".

"Это хорошо видно на примере Адама Вейсгаупта, приобретшего известность как глава баварских иллюминатов.
Вейсгаупт положил начало новому этапу движения к «рукотворной» истории/.../"

"По его мнению, самая важная профессия, к сожалению, не получившая еще должного распространения, — это профессия философа и историка, т. е. собственно философа, планирующего историю.
Однако простым претворением доброй воли в действие нельзя ни оправдать, ни тем более достичь желаемого будущего. Понимая это, Вейсгаупт — и здесь он оказался первопроходцем — разработал волюнтаристскую философию истории".

"Отождествляя желаемое будущее с объективным историческим долженствованием, эта теория придает человеческим намерениям заряд энергии, тем более мощный, что он одновременно снимает с человека личную ответственность за содеянное. История в ее просматриваемой перспективе играет роль оправдательного приговора (собственная воля человека от имени высшей инстанции вызывает события трансперсонального порядка) и легитимирует добрую волю человека, переводя ее в действия. По сути дела, эта концепция истории призвана укрепить волю к скорейшему осуществлению намеченного будущего — на том основании, что оно и без того непременно наступит.
Очевидно, что такое понимание истории могло сложиться лишь после того, как само понятие «история» совместило в себе ментальный и деятельностный аспекты, тем как бы подчинив историю человеку: стало казаться, что последствия человеческой деятельности можно сделать предсказуемыми. Волюнтаристская подстраховка истории собственными проектами игнорирует свойственный ей потенциал избыточности и неожиданности. Вейсгаупт, как известно, потерпел поражение из-за реакции баварских курфюрстов. Этому способствовала его теоретическая наивность, из-за которой его планы расстроились раньше, чем появился шанс их осуществить. Будущее, правда, показало, что теоретическая наивность не гарантирует от успеха".

"Структура аргументации, которую мы выявили у Вейсгаупта, сохранилась в своей специфической форме и в дальнейшем, независимо от того, какие социальные, политические или экономические диагнозы закладывались либералами, демократами, социалистами и коммунистами в основание их прогнозов. Убежденность в том, что история подвластна человеку, укрепляется еще больше, когда действующий человек полагает, что она же, история, указывает ему объективно предначертанный путь. Такая подстраховка историей маскирует тот факт, что всякий замысел, как бы далеко он ни простирался, — порождение относительного знания, обусловленного конкретной ситуацией и эпохой. Поэтому все сделанное людьми остается лишь одним из аспектов истории, общий ход которой, как учит имеющийся опыт, никогда не соответствует намерениям действующих в ней лиц".

"Здесь я перехожу ко второй части своих рассуждений. Где тот предел, за которым история — при правильном ее понимании — уже не подвластна нашему созидательному воздействию? Если бы Энгельс был прав в том, что когда-нибудь предвидение, план и его осуществление совпадут полностью, без малейшего зазора, то к этому можно лишь добавить, что тогда, собственно, наступил бы конец истории. Потому что — таков мой второй тезис — неотъемлемое свойство истории в том и состоит, что человеческое предвидение, человеческие планы и их осуществление с течением времени всегда расходятся".

"В ходе истории всегда происходит нечто большее либо меньшее, чем то, что было заложено в предпосылках. Это «больше» или «меньше» зависит от людей — хотят они того или нет. Но сами предпосылки от наших усилий практически не меняются, а если и меняются, то столь медленно и на столь долгий срок, что людям не удается непосредственно управлять или распоряжаться ими".

Райнхарт Козеллек
Можем ли мы распоряжаться историей? (текст)
(Из книги «Прошедшее будущее. К вопросу о семантике исторического времени»)
Tags: критическое мышление, нравится
Subscribe

  • Именно этот товарищ нам нужен

    . ... Страстно, с юношеским жаром Он в толпе крестьян голодных, Вместо хлеба, рассыпает Перлы мыслей благородных: «Люди добрые, ликуйте,…

  • Ах, как тихо-тихо в мире...

    Волшебный и неподражаемый голос Александра Хочинского просто как бальзам на душу в эти времена Еще чтение любимого Фазиля Искандера помогает:…

  • Как последний единорог

    Народ сидит по домам, вчера карантин в Байресе ужесточили, по всей стране за нарушения вчера задержали 20 тысяч человек. А мы все гуляем на крыше.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Именно этот товарищ нам нужен

    . ... Страстно, с юношеским жаром Он в толпе крестьян голодных, Вместо хлеба, рассыпает Перлы мыслей благородных: «Люди добрые, ликуйте,…

  • Ах, как тихо-тихо в мире...

    Волшебный и неподражаемый голос Александра Хочинского просто как бальзам на душу в эти времена Еще чтение любимого Фазиля Искандера помогает:…

  • Как последний единорог

    Народ сидит по домам, вчера карантин в Байресе ужесточили, по всей стране за нарушения вчера задержали 20 тысяч человек. А мы все гуляем на крыше.…