KM (kot_maslow) wrote,
KM
kot_maslow

Categories:

ЛТ_олд_2. За что ж вы Ваську-то Морозова?!!

Многосерийный пост "Лев Толстой очень любил детей".
Часть вторая.

За что ж вы Ваську-то Морозова?!

К делу. Из Васьки сделали Федьку. И я так и не поняла - зачем? Чем Федька лучше Васьки? Если кто-нибудь поймет, для чего был использован этот тонкий художественный прием, напишите, пожалуйста, очень хочется узнать!
Н.П. Богданов - Бельсннадий Спирин. Иллюстрация к рассказу "Филипок"
По порядку:

Сначала - о том, как Васька пошел учиться.
В своей книге "Отец. Жизнь Льва Толстого" его дочь Александра Львовна пересказывает воспоминания Василия Морозова – ученика Ясно-полянской школы в 1859-1862 гг. году.

«В 1859 году, ранней осенью, нам оповестили по деревне Ясная Поляна о желании Льва Николаевича — «граха», как мы тогда его называли — открыть школу в Ясной Поляне, и о том, чтобы желающие дети приходили учиться, что школа открывается бесплатная. Я помню, какая была суматоха. На деревне начались сходки, начались разные толки, суждения.
— Как? Почему? Не обман ли какой? Махина не махонькая — учить бесплатно. Их, пожалуй, наберется 50 ребят, а то и больше.

А некоторые родители даже утверждали, что если отдать своих ребят учиться, так «грах» обучит и отдаст их царю в солдаты. И они как раз попадут под турку. «Так, он через наших ребят хочет выхвалиться перед царем». А некоторые говорили умно: «Что было, то видели, а что будет, то увидим, а учить отдавать ребят надо, благо человек берется бесплатно, а то вот Иван Фоканов ходит третью зиму к дьячку, а ничего не выучил, а за плату 2 руб. в месяц». «И вы как хотите, а я пошлю своего», — сказал один, за ним другой, третий, помялись некоторые, согласились и все; «И я, и я своего» .


76e285168789t
Геннадий Спирин. Иллюстрация к рассказу "Филипок"


Обычно крестьянские дети зимой сидели по домам, греясь на печках. Если выскочат, бывало, на двор, то схватят чью нибудь обуву или одежду — матери, брата или сестры. Чтобы идти в школу надо было одеться, а у многих ребят ничего не было.

«Все уж приготовились, — пишет дальше Морозов про сборы в школу: — рубашки белые, чистенькие, лапти новые, головы промаслены деревянным маслом или коровьим, у кого какое было. Вот мелькнул мимо нашего окна Кирюшка и влетел к нам в хату второпях.
— Где же Васька?
..................
— Кирюш, — говорю — мне обуться не во что, лаптей нет.
— У меня, — говорит, — у самого прохудалась пятка. А я пойду. Что же барин на ноги что ли смотреть будет? Была бы голова в порядке.

...Бог послал, скоро собрался и я. Заботливая моя сестра давно уже приготовила свои лапти и свой кафтан для меня, хотя и не в меру: лапти велики и кафтан длинен, потому что я из себя был худенький, тоненький, как лутошка... кафтан подтянул, рукава подвернул, голову промаслил квасом — масла не было.

На проулок стали собираться ребята, некоторых их отцы и матери провожали. Каждый своего». (У Васьки Морозова была мачеха, которая не любила его, и старшая сестра заменяла ему мать.)

346d87acf0cct
Геннадий Спирин. Иллюстрация к рассказу "Филипок"

«Шествие тронулось, и я позади всех, провождаемый своей сестрой. Через несколько минут мы стояли перед барским домом. Шушукаются ребята между собой. Родители учат; «Как выйдет «грах», надо поклониться и сказать: здравия желаю, васятельство».

Я стоял, как собачий объедок, чувствуя, что я хуже всех одет, даже и меньше всех ростом, беднее всех и сирота. Мне мерещилось: «Ну-ка меня прогонят. Опять мачеха будет изъедать. Опять сестра будет плакать. А как тут хорошо! Я... никогда не видал дома такого. Уж, какие окна-то большие, как наши ворота, с телегой проедешь! А кругом деревья, сады, и у крыльца песочком посыпано»...
“Несмотря на то, что Васька Морозов трясся больше всех при первом знакомстве со своим учителем, Толстой сразу приметил его, ласково ему улыбнулся, назвал его Васькой-котом”, - пишет Александра Львовна.

Потом к нему приклеилось еще одно прозвище - "Васька-карапуз". В 1859 году, кстати, ему было 10 лет. Ученье шло на лад, скоро все и читали и писали, "васятельство", заменилось простым обращением «Лев Николаевич». Затем стали и сочинения писать - сначала по пословицам, а после  на разные темы. Дальше историю продолжает сам Василий Морозов в своих "Воспоминаниях о Л.Н. Толстом ученика Яснополянской школы". Однажды Л.Н. сказал ему:
— Морозов, напиши ты что-нибудь мне сам.
— А что писать, Лев Николаевич?
— Напиши так, как ты стал себя помнить, каких лет ты был. Пяти или шести лет. Как вы жили и как ты помнишь вообще свою жизнь.
— Хорошо, Лев Николаевич.

И я стал писать, долго я писал, мудрствовал. Написанное Лев Николаевич просматривал и все говорил:
— Хорошо, очень, очень хорошо!

Я опять с большим усердием продолжаю, и опять Лев Николаевич просматривает и опять говорит:
— Хорошо, очень, очень хорошо! Продолжай еще.

Я мудрствовал все дальше и дальше, и мне наконец стало надоедать. Мне казалось длинно и хотелось скорей закончить конец.

В конце я поставил: «С тех пор мы стали хорошо жить», — и потом подношу ему и говорю:
— Лев Николаевич, посмотрите, что, не довольно мне писать?

Лев Николаевич посмотрел и сказал:
— Хорошо, очень, очень хорошо! — свернул мое писание, прибрал к себе.
— Вот я тебе его напечатаю.

Я в душе не верил этому. Но вскоре я свой рассказ прочел напечатанным, — «Солдаткино житье», как назвал мой рассказ Лев Николаевич.
(Напечатано было в пятой книжке педагогического журнала "Ясная Поляна" - КМ)

Я радовался на свой написанный и отпечатанный рассказ. Меня повысили, я как бы выдавался первым учеником Яснополянской школы. Приезжали некоторые посетители, любители школ и близко знакомые Льва Николаевича, отдавали мне должное, как маленькому писаке, мне сыпались одобрения, и я с гордостью в душе торжествовал.
726244423e72t

Теперь легким движением пера Васька превращается в Федьку, а история уже звучит по-другому. Она рассказана Толстым в педагогической статье "Кому у кого учиться писать, крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?" Л.Н. пишет, как предложил ученикам написать сочиннение и дал несколько тем. В их числе была история мальчика, “у которого бедного и распутного отца отдали в солдаты и к которому отец возвращается из солдатства исправленным и хорошим человеком”. Дальше - рассказ Толстого:

Федьке чрезвычайно понравилась эта тема. Он сейчас же схватил перо, бумагу и стал писать.
Когда он показал мне 1-ю главу и я начал ее читать, я чувствовал, что он находится в сильном волнении и, сдерживая дыхание, смотрит то на рукопись, следя за моим чтением, то на мое лицо, желая угадать на нем выражение одобрения или неодобрения.

Когда я ему сказал, что это очень хорошо, — он весь вспыхнул, но ничего не сказал мне и раздраженно тихим шагом дошел с тетрадью до столика, уложил ее и медленно вышел на двор. На дворе он был бешено резв с ребятами в этот день и, когда глаза наши встречались, смотрел на меня такими благодарными, ласковыми глазами.

Эта повесть в своем первоначальном виде печатается в книжке под заглавием “Солдаткино житье”.

Про главу встречи мальчика с отцом Л.Н. выразился кратко: “Ничего подобного этим страницам я не встречал в русской литературе”. Весь текст рассказа можно почитать здесь.

А последнюю сцену в рассказе Толстой назвал картиной "веселой семейной жизни". Вот она (явные правки самого Л.Н. выделены серым):

Поутру мать говорит: «Ох, дров-то нет у меня!» А отец говорит: «Топор есть?» — «Есть, да щербатый, плохой». Отец обулся, взял топор и вышел на двор. Я побежал за ним.

Отец сдернул с крыши жердь, положил на колоду, взмахнул топором, живо перерубил и принес в избу и говорит: «Ну, вот тебе и дрова, топи печь; а я нынче пойду — приищу купить избу да лесу на двор. Корову также купить надо».

Мать говорит: «Ох, денег много на все надо».

А отец говорит: «А работать будем. Вон мужик-то растет!» Отец показал на меня.

Вот отец помолился богу, поел хлебца, оделся и говорит матери: «А есть яички свежие, так испеки в золе к обеду». И пошел со двора.

Отец долго не ворочался. Я стал проситься у матери за отцом. Она не пускала. Я хотел уйти, а мать не пустила меня и побила. Я сел на печку и стал плакать. Тут отец вошел в избу и говорит: «О чем плачешь?» Я говорю: «Я хотел за тобой бечь, а мать меня не пустила, да еще побила»,— и еще пуще заплакал. Отец засмеялся, подошел к матери и стал ее бить нарочно, а сам приговаривал: «Не бей Федьку, не бей Федьку!» Мать нарочно будто заплакала,
отец засмеялся и говорит: «Вот вы с Федькой какие на слезы слабые, сейчас и плакать». Потом отец сел за стол, посадил меня с собой рядом и закричал: «Ну, теперь давай нам, мать, с Федюшкой обедать: мы есть хотим».

Мать дала нам каши и яиц, и мы стали есть. А мать говорит: «Ну, что же,— иструб?» А отец говорит: «Купил: восемьдесят целковых, липовый, белый, как стекло. Вот дай срок, мужикам купим винца, они мне и свезут воскресным делом».

С тех пор мы стали хорошо жить.


«Солдаткино житье» с подзаголовком "Рассказ мужика" Толстой потом включал в издания своей "Азбуки".  А  имя Василия Морозова в толстоведении упоминается с приставкой "тот самый Федька".
Но зачем Л.Н. поменял ему имя?!  Если Васька писал про себя, почему он стал Федькой в рассказе? Если у него это сразу было имя персонажа (как Левин например) то почему в статье имена одинаковые. Наоборот учитель должен гордиться сочинителем, который умеет отделять себя от героя. Если Толстой поменял имя в статье, то почему оставил фамилию "Морозов"?  Кстати, "нежная натура" Федор в прошлой части ЛТ_олд_1 это тоже Васька. И про него вообще много упоминаний в педагогических статьях Толстого, например: "Федька, мальчик лет 10, нежная, восприимчивая, поэтическая и лихая натура. Опасность для него составляет, кажется, самое главное условие удовольствия".  А в других местах он упоминается, как "Морозов" и "ученик В.М."

Про Ваську-Федьку выводов у меня нет.

Зато у Льва Толстого в конце статьи появились выводы из истории с сочинениями. Вот они (в кратком пересказе):

Чувства правды, красоты и добра независимы от степени развития.

Родившись, человек представляет собой первообраз гармонии.

Воспитание портит, а не исправляет людей.

Чем больше испорчен ребенок, тем меньше нужно его воспитывать, тем больше нужно ему свободы, в том числе, свободы сочинять.

Темы для сочинений должны быть самые серьезные и интересующие самого учителя.

Детям за образцы надо предлагать только детские сочинения

К логике и постройке предложений не придираться, по поводу опрятности тетрадей, почерка и ошибок замечаний не делать.

Подробнее о свободе в янополянской школе - в следующем посте.

Читайте многосерийный пост «Лев Толстой очень любил детей».

Часть третья "Внешний беспорядок - незаменим"

Tags: ЛТ_олд, Ясная Поляна, дети, до, педагогика
Subscribe

  • Пьер Кириллович

    "Режиссер Санкт-Петербургского музыкального театра «Зазеркалье» В. Заржецкий в рамках проекта «Лестница» создал три…

  • Нежный росток

    Любовь – это не есть пристрастие к тому, что увеличивает временное благо личности человека, как любовь к избранным лицам или предметам, а то…

  • Изменчивый смысл

    "Кант говорил, что болтовня высших учебных заведений есть большей частью соглашение уклоняться от решения трудных вопросов, придавая словам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Пьер Кириллович

    "Режиссер Санкт-Петербургского музыкального театра «Зазеркалье» В. Заржецкий в рамках проекта «Лестница» создал три…

  • Нежный росток

    Любовь – это не есть пристрастие к тому, что увеличивает временное благо личности человека, как любовь к избранным лицам или предметам, а то…

  • Изменчивый смысл

    "Кант говорил, что болтовня высших учебных заведений есть большей частью соглашение уклоняться от решения трудных вопросов, придавая словам…